23 ноября 2017
 

Гаджи Гаджиев: «Поражение от «Динамо»? Мы получили по заслугам»


Главный тренер пермского «Амкара» Гаджи Гаджиев после поражения от московского «Динамо» (0:3) в матче четвертого тура чемпионата России сказал, что красно-черные играют по той же схеме, что и «Челси», а также сравнил голкипера Артура Нигматуллина с Мануэлем Нойером.

- Есть некоторые вещи, которые нельзя делать. Мы сделали такие вещи, поэтому и получили, можно сказать, по заслугам. Хотя если сравнивать другие какие-то игровые аспекты, или убрать те грубые ошибки и безобразную игру отдельных футболистов, которую они показали, ну не то, что показали, а совершили, то другие составляющие игры были получше, чем в предыдущих играх. Я думаю, что большую часть единоборств, всё-таки выигрывали наши игроки. Взаимодействие было получше, чем в предыдущих играх.

- Рязанцев и Гол играли в центре вместе. Вы пытались уплотнить центр, чтобы «Динамо» было сложнее?

- Мы играем так, как многие команды: и «Ростов», и «Ахмат». Посыл, наверно, идёт от «Челси». У нас - промежуточный вариант между 5-4-1 и 5-2-3. Зависело это от того, когда мы чаще владел мячом эти 3 можно считать, как форварды, полуфорварды. А «Динамо» приходилось чаще оборонительные функции выполнять.

- После 0:2 Артур Нигматуллин постоянно дежурил у центрального круга. Но когда был выход Вандерсона, он почему-то попятился назад. Появления его в центре – это тренерская установка? И как исправить такие ошибки?

- Я не могу сейчас сказать по Нигматуллину, где он находился и мог ли он «подчистить». Вы, наверное, видели и другие игры вратаря сборной Германии. Нигматуллину никто такой установки не давал, но он правильно делал. Когда соперник обороняется большими силами, и в контратаку будет выходить за счёт передач «за спину», то Нигматуллин может сыграть «чистильщика». Насчет ситуации с Вандерсоном: я ее не очень хорошо помню. Может, ему и надо было пойти на перехват, а может он не успевал. Сложно сказать мне сейчас. Из того, что я видел, другие футболисты – игроки обороны совершали непростительные ошибки. Так нельзя. Они играли так, будто бы, знаете, вот мы обязательно мяч не отдадим сопернику. Борис Аркадьев, наш тренер был выдающийся, году в 55-м писал, что у нас много терминов из войны «атака, оборона, контратака и так далее», но наша игра отличается тем, что, когда соперник отнимает мяч – он переходит в атаку, а во время войны мы можем всё время атаковать: атакуем, окопались, пошли дальше атакуем. Ну вот, а наши игроки видимо считали, что если он отнимет мяч, ну и что? Поэтому позиции неправильные занимали. Нужно же контролировать игроков соперника. А они про это забывали, отдавали мяч, проигрывали позиции, пространство было сколько угодно. Они очень хотели выиграть, эмоции захлестывали. В раздевалке, когда только пришли футболисты, то, на глазах у тех, кто совершал эти грубые ошибки, слезы были. Но Москва слезам не верит.

- А с чем вы связываете эту безобразную игру? Недостаток мастерства? Концентрации?

- Мне сложно сказать, откуда это. Уровень мастерства, конечно, влияет. Нельзя сказать, что не было концентрации. Думаю, всё-таки это эмоции, чрезмерных эмоциях, чрезмерное желание хоть один матч отыграть. Надо сказать, что все эти вещи встречаются в футболе, не так часто, но встречаются. Примеров очень много. И наших, и чужих. Когда просматриваешь те или иные игры европейских лиг, внутреннего нашего чемпионата, то показываешь игрокам, что так играть нельзя ни при каких ситуациях. Ни при каких. Вот показываешь им, говоришь ещё более жёстко, что если это будет продолжаться, то будем вести борьбу за выживание. Это говорилось не раз и не два. В прошлом году перед началом чемпионата, это тоже говорили. Как-то восприняли, как-то строже были. Сыграли первый цикл – 17 игры, 9 из них на 0. Был результат. Для нас это очень важно. По-другому ничего не получится.

- После первых матчей Вы жаловались на отсутствие креатива и связывали много надежд с приходом Рязанцева. Поменялась ли ситуация теперь, когда он в команде?

- Сегодня в этом смысле играли лучше. Надо нам, чтобы он играл повыше. А опорной зоны у нас нет. По этому поводу у нас много разговоров внутри клуба, но пока вроде бы просматривают игроков. У нас Огуде выбыл еще в прошлом чемпионате. После этого обострилась ситуация с игрой в обороне, стали возникать серьёзные проблемы. Мы потеряли Йовичича, который мог бы его заменить, но пришлось его продать, хотя мы не хотели. У него остался год контракта, он просил, чтобы его отпустили. «Цревна Звезда» – мечта его жизни. Плюс она ещё поднимала цену на него. Клубу деньги тоже нужны.

Вот эта зона у нас в принципе такая – «голая». Об этом все знают, руководство вроде ищут футболистов, но пока достойного игрока на это место не нашли. Как только появится футболист, то Рязанцев выдвинется вперед, где и будет добавлять креатива. Начало атаки тоже очень важно. Но нужно вести и силовую борьбу, действовать в отборе. Пока Рязанцеву мы не можем подвинуть. Я доволен его игрой, прошлый матч он сыграл нормально и этот матч он сыграл неплохо, не считаю, что он выпадает.

Хочу сказать пару слов о Валерии Маслове, которого мы недавно потеряли. Я, когда начинал работу в профессиональном футболе – это было «Динамо» Махачкала. Пришёл в команду, когда чемпионат уже начался, в 72 году. Маслов тогда был игроком. Потом, до конца года, он оставался и игроком, и играющим тренером. Хочу выразить соболезнования родным и близким. Для меня это - большая утрата. Я его вот и сейчас вижу перед глазами и помню его советы, как старшего игрока. Он был старше меня, я – тренер, а он – игрок. И многие его практические советы были толковые, я их помню и сейчас. Он был большой души человек. Пусть земля ему будет пухом!

Автор текста: Евгений Младшнев


Комментарии


Хотите оставлять комментарии? Зарегистрируйтесь или войдите.