23 августа 2017
 

Кысь и Безударный форвард. Почему это был правильный финал


Тягучие мысли через силу ковыряются в мозгу, а потому не будем делать вид, что про финал можно сказать что-то принципиально новое.

Хочется ретроспективы – и вот она: однажды Франция уже играла в финале турнира против команды Роналду (он же, дай Бог памяти, Рональдо), и в тот раз Р. также был выбит из игры по состоянию духа и тела. Ровно это и вспомнилось вчера на 25-й минуте. И вспомнился счет.

Но все последующие события стали иллюстрацией к другой истории: о победивших гадких лебедях, о роли случайностей в закономерностях, о первом трофее футбольной страны Португалии.

И пошли рецензии, разоблачающие чемпионат Европы и его финал на предмет онтологического вранья: у одних вот победитель вышел нечестный, у других лучший игрок мира мешал партнерам тем, что он так силен.

Ребзя, камрады! Нужно обращать внимание на ровные логические поверхности. Победа Португалии, несомненно, воплощается в формуле из «Бёрдмена»: «сегодня – на смех, завтра – на пьедестал», однако во всем, что произошло за этот месяц, отразилась чистейшая правда любого крупного турнира сборных. Она не в том, что побеждает лакейство и антифутбол. На самом деле побеждает нахождение себя по ходу чемпионата. И Португалия показала это совершенно отчетливо.

В отсутствие команд, способных размозжить всё вокруг себя от и до, победитель мог быть только таким: растущим из перегноя, эволюционирующим.

Вспомним путь Португалии. Точнее, сначала вспомним о том, что такой слабый состав не приезжал из этой страны ни на один из последних чемпионатов: где твой Паулета, где Манише, Велозу Мигель... Ни Фигу, ни фига. Нани из самых фенербахчей, резервист «Саутгемптона» Седрик и Куарежма, постоянно стремящийся играть где-то под Чебоксарами. Вот такой расклад, ай-ай-ай.

А дальше – по лихой турнирной дорожке: в первом матче с Исландией команда попыталась сыграть на классе исполнителей, во втором с Австрией – в давление, в третьей с венграми – в открытый футбол и скорость. И – провал на всех направлениях. Патовая безликость, клинч.

И в этой решающей точке (которой, как мы теперь можем понять, стал матч против Хорватии), они справедливо обнаружили, что если ни черта не получается, кроме клинча – значит, необходимо быть мастерами этого жанра.

Здесь и начинается заблуждение тех рецензентов, которые неспособны признать, что клинч – это искусство. Было бы иначе, было бы так просто играть на ничью, был бы таким легким антифутбол – в полуфинале Евро играли бы Албания, Румыния и Андорра. Но не Португалия.

Невозможно рассматривать успех Португалии в отрыве от того, что при шести ничьих и трех овертаймах НИКТО не сумел обыграть этих прибеднившихся мальцов.

Этого не сделала Хорватия, в адрес которой не курят фимиам лишь потому, что есть еще более глянцевая Бельгия.

Этого не сделали польские огнеборцы, которые на групповом этапе не позволили поднять голову Германии, шли по турниру гладко, как по голове Пепе, вплоть до самого гола Нани в их ворота. Не сделали, хотя ко всему прочему моментально повели в счете.

Наконец, этого не сделала Франция.

Триумф Португалии оказался совершенно адекватен их праву видеть за любой ничьей собственную победу – праву, которое основано а) на блестящей физической готовности (что было показано в финале); б) на качестве исполнителей – не столько повальном, как у тех же французов, сколько точечном – таком, чтобы каждый раз решить на один эпизод больше, чем соперник.

И как будто в стык этому исполнительскому мастерству – парадокс незабивного, посредственного, подметающего пыль даже за Элдером Поштигой нападающего Эдера. Как же так вышло, что в верхней точке турнира все сошлось на этом безударном форварде, выпускнике Фабрики звезд, 38-й сезон, который оказался на поле случайно, вынужденно - и принес команде золото...

Но хохма здесь только мерещится. Потому что именно в сборных, в отличие от клубов, почти всегда есть игроки, взятые в довесок к другим. И карьера карьерой, а игра – игрой, и когда ты в заявке, когда ты (не важно, каким боком) попал на поле и у тебя в ногах мяч – да какая разница, откуда ты взялся и куда уйдешь. Так Гроссо – игрок «Палермо» - забил решающий пенальти в послематчевой серии в 2006-м. Так Гойкоэчеа – третий вратарь Аргентины – протащил команду по всему плей-офф в 1990-м и даже в финале пропустил только с точки. Так вчера безумными легкоатлетическими прыжками несся вперед игрок из Чемпионшипа Сиссоко – лидер сборной-хозяйки чемпионата. Ну и Эдер. Из того же мюзикла. Прелесть чемпионатов мира и Европы во многом и базируется на таких сюжетах.

А заслуженный артист Жиньяк – не забил. Выяснение, почему Франция проиграла и кому за это нужно навалять подкатами в голеностоп – бесполезно. Это, по Татьяне Толстой, не философия, это кысь смотрит в спину. Нельзя, чтобы кто-то не проиграл в финале.

И последний литературоведческий вопрос – как на этот сюжет повлиял уход Роналду. А повлиял он одним-единственным образом: Нани подошел к своему капитану и сказал что-то на ухо. Роль этого эпизода понятна: парень, иди до дому, мы им наваляем за тебя. И только главный болельщик России уверен в другом: в том, что португальцы наконец-то вышли из тени лидера, который не давал им играть.

«...раскрепостились и выиграли первый в своей жизни Чемпионат Европы. Без Криштиану Роналду. Взяли, да и выиграли. Почти безнадежный матч». Я не так силен в этом санскрите, и не понимаю, почему при счете 0:0 матч безнадежен для команды, которая перед этим сыграла уже пять ничьих. И, главное, что значит предлог «без» в предложении «выиграли чемпионат Европы без Криштиану Роналду». Вероятно, «без» в переводе – «6 матчей, 3 гола».

Иначе говоря, давайте хотя бы теперь, когда все закончилось, не будем изображать из себя не сведущих в футболе александров мостовых. И порадуемся если не за Португалию, то за дочитанную до конца книгу очередного европейского чемпионата.

До корочки прошлись, выдыхаем.


Комментарии


Хотите оставлять комментарии? Зарегистрируйтесь или войдите.